три стадии

 
 

три стадии




Рассмотрим начальную (первую) стадию, уже давно условно названную в трудах русских ученых "таборной". В европейских степях подобный способ кочевого хозяйства появлялся спорадически и обычно длился недолго. Причина кроется, по-видимому, в том, что богатые травой, пронизанные реками степи со сравнительно ровным климатом более подходили для развития двух других стадий: полукочевой и полуоседлой. Азиатские степи не были столь устойчиво благоприятны для существования. Нередко там наступали периоды повторяющихся из года в год засух, тяжелых снежных зим. Многие плодородные участки степей превращались в полупустыни. Необходимы были постоянные перекочевки в поисках травостоя и водопоев.

Верховными жрецами у кочевников первой стадии были главы (вожди) орд. Они же руководили не только военными действиями, но и собраниями "старейшин" и народными сходками, что свидетельствует о том, что общественным строем их была военная демократия. Военизированный народ был в постоянной готовности к любым военным действиям: захвату земли и уничтожению у сопротивляющегося народа всего владеющего оружием мужского населения, взятию небольших городов и ультимативных требований откупов и выкупов или просто перегону скота и захвату урожая у разбежавшегося сельского земледельческого населения.

Только в конце первой стадии кочевники начинали сооружать над могилами курганы, оградки и пр., поскольку с освоением земель у них появлялась возможность как-то охранять своих умерших родичей. К сожалению, это им редко удавалось, — обычно одиночные захоронения в курганах достаются археологам в разграбленном виде.

 

Вторая стадия отличается от первой прежде всего ограничением территории кочевания для каждой орды или рода (куреня). Распределение кочевий приводило к изменению состава стада. Если на первой стадии стада состояли из лошадей и овец (средств передвижения и пищи), то во второй — пополнились крупным рогатым скотом, верблюдами, а также разведением высокопородных коней, требующих специальных знаний и ухода.

Размеры кочевых участков зависели от величины кочевой группы, владевшей ими. Сначала участки были большими, на них кочевали крупные кровнородственные коллективы — "курени".

По мнению В. Я. Владимирцова [1934, с. 36—37], формирование куреней типично для периода разложения родоплеменного строя, т.е. еще в рамках военной демократии. Однако возникавшее внутри куреней неравенство экономических отношений, обнищание одних входивших в курень семей — "аилов" и накопление богатств в других аилах приводили к распаду куреней, к выделению из них богатых семей, захватывающих лучшие кочевые маршруты, на которых паслись громадные (в тысячи голов) стада. Бедняки постепенно переходили в разряд простых пастухов, служивших в богатых семьях — аилах. На определенных маршрутах появились и стационарные стойбища: зимники и летники. Следует отметить, что беднейшая часть населения, а также пленные (домашние рабы) нередко на лето оставались в "зимниках" и начинали заниматься на окрестных землях земледелием, а также запасать сено для некоторых видов и пород скота.

 

Но изменился характер военных действий. На первой стадии, как мы знаем, в поход шел весь народ со всем имуществом и стадами, на второй — в поход отправлялись только воины. Правда, большой обоз, часть стада (для питания в пути) создавали впечатление, что кочевники двигались всей массой, но на самом деле ни женщины, ни дети, ни старики не принимали участия в военных предприятиях. Это были уже не нашествия, а набеги, ставящие целью грабеж и угон пленных для получения выкупов или продажи их на восточных рынках.

 

Остановимся на краткой характеристике археологических материалов, которые мы можем обнаружить от кочевников второй стадии.

Выше мы уже говорили, что на территории куреней и аилов были постоянные зимовки и летовки. Вдоль маршрутов перекочевок также возникали на определенных, особенно удобных местах постоянные стойбища. На них, несмотря на часто прерываемую "обитаемость", остаются на поверхности какие-то "следы пребывания": обломки разбитой посуды, разбитые кости съеденных животных, различные мелкие потерянные вещи (ножики, наконечники стрел, пряслица, а изредка даже перстенек, бусина или серьга). От наземных легких юрт никаких остатков не сохраняется. Если в конце второй стадии стойбище начинало превращаться в полуоседлое поселение, т.е. часть населения на нем жила уже круглый год, то на поверхности мог накапливаться культурный слой, находок в котором было, конечно, больше, хотя они обычно столь же маловыразительны. Жилища на таких "поселениях" сооружались более фундаментально, и их следы археолог может обнаружить при раскопках.

Кроме того, рядом с зимниками возникали стационарные могильники. Часто они бывали бескурганными, но в более позднее время (период развитого средневековья) над погребениями, как правило, насыпались земляные или смешанные из земли и камня небольшие курганы.

Тот факт, что могильники располагались именно у зимников, подтверждается сезонной зимней ориентировкой захороненных, а именно — все, долженствующие быть уложенными в могилы головами на запад, на самом деле ориентированы головами на зимний заход солнца, т.е. на юго-запад. Поскольку языческие погребения, как правило, сопровождались более или менее обильным или даже богатым инвентарем, раскопки могильников дают довольно существенный материал для исследования как материальной, так и духовной культуры.

Необходимо подчеркнуть, что археологические источники по выявлению второй стадии кочевания должны привлекаться и интерпретироваться очень осторожно, обязательно с привлечением сохранившихся письменных свидетельств, поскольку стационарные кладбища, святилища и даже сезонные стойбища с почти отсутствовавшим культурным слоем могли быть и у населения, переходящего или уже перешедшего к третьей стадии кочевания.

 

 

Третья стадия кочевания по существу уже не является кочевнической в полном смысле этого понятия. Она характеризуется оседло-земледельческим укладом с сохранением развитого скотоводческого хозяйства (полукочевого—полупастушеского). Пожалуй, от первых двух стадий здесь сохранились только яркие черты военизированной "всаднической" культуры: облавные охоты, склонность к грабительским набегам на соседнее пограничье, некоторые обряды и обычаи. Таким образом, наиболее существенными для третьей стадии признаками явились возникновение оседлых поселений, иногда перераставших в города, деятельное включение в жизнь захваченных земель и городов. Не только в городах, но и на рядовых поселениях развивались разнообразные ремесла, особенно гончарное, железоплавильное и кузнечное; в них изготовлялись великолепная посуда, орудия труда и прекрасное оружие. В городах, под надежной защитой власти, работали ювелиры различных специальностей и профессиональных уровней. Все это создавало условия для интенсификации торговли как внутренней, так и внешней, а значит для развития экономики и государственности.

Богатая аристократия стремилась к отделению своих жилищ от рядового населения; для этого они ограждали участки земли (обычно на высоких береговых холмах). Так возникли своеобразные замки. Обычно владельцы проводили в них зиму, а летом откочевывали из замка в степь. Около замков группировались поселения, образуя как бы гнезда. Если замок стоял на удачном месте (при скрещении торговых путей), то гнездо в целом постепенно перерастало в степной город. Таков был путь "от кочевий к городам".

Высокоразвитая экономика, общественные отношения, культура, естественно, могли существовать только в рамках государств. В письменных источниках эти степные государства именовали "каганатами".

Изучение замков, городов, поселений, могильников этой стадии дает нам обширный материал для исследования быта, культуры, духовности, мастерства ремесленников, торговых связей с богатыми цивилизованными странами того времени. К сожалению, "поселенческие" материалы с небольшим культурным слоем и городские с массивной толщей слоя дают очень, на первый взгляд, скудный материал: это по-прежнему, как и на памятниках второй стадии, обломки керамической посуды и редкие следы других ремесленных или привозных изделий.

Однако раскопки позволяют судить о приемах домостроительства, о бытовых особенностях жизнедеятельности населения исследуемого памятника и, что особенно важно, об архитектурных навыках и знаниях мастеров, возводивших крепостные стены и храмы. В целом, информативность материалов кочевнических городов и поселений столь же обширна и разнообразна, что и сведения, получаемые археологами при раскопках поселений обычных оседлых земледельцев.

Другое дело раскопки могильников. В эпоху средневековья подавляющее большинство земледельцев приняли одну из мировых религий: христианство или мусульманство, и погребения их, согласно канону, совершались без сопровождающего инвентаря. Может быть, только в первые десятилетия принятия новой религии люди еще придерживались древних обычаев, укладывая с мертвым хотя бы самые необходимые или дорогие вещи.

Кочевники Восточной Европы вплоть до монголо-татарского завоевания придерживались в массе своей древнего погребального обряда, в котором, помимо нередко богатого сопровождающего набора, помещали, в зависимости от принятого обычая, убитого коня или его "чучело", от которого в могиле оставалась взнузданная голова, отчлененные по первый или второй сустав ноги и шкура. Обычай этот — одно из очевидных проявлений "всадничества", сохранявшегося даже у людей, перешедших к оседлости и земледелию: конь необходим был человеку и на том свете не только как средство передвижения, но и как проводник и друг.
Кочевнические могильники, как отмечалось, были сосредоточены вокруг населенных пунктов, но не всегда в непосредственной близости от них; в степях попадались и одиночные кочевнические курганы.

Очевидно, что переход к земледелию, а иногда и смена религии, не мешали бывшим кочевникам оставаться лихими всадниками, готовыми в любое время перейти к кочевничеству, войнам и набегам.

Закономерности, более или менее четко прослеживаемые в кочевнических обществах, позволяют нам сравнивать все три стадии друг с другом:
во-первых, заметно, по сравнению с первой стадией, увеличилось количество определяющих признаков во второй и еще более — в третьей стадиях, что означает, очевидно, развитие всех направлений жизнедеятельности кочевнических, а вернее, степных сообществ и даже их археологическое отражение;
во-вторых, значительно изменились формы, т.е. реальное выражение ряда признаков каждого направления (блока);
в-третьих, увеличилось количество связей признаков друг с другом, что свидетельствует о постепенном усилении и трансформации кочевнических сообществ.

В дальнейшем изложении мы рассмотрим кочевнические материалы не в последовательной сменяемости стадий, а хронологически, т.е. в соответствии с требованиями археологии, но при этом попытаемся учитывать определенную стадию, в которой обитал тот или иной народ (этнос, сообщество) в определенный хронологический период.



Создан 13 апр 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником